Эксперты в ТГУ: чем привлечь жертвователей в эндаумент-фонды

Как наладить работу эндаумент-фонда в вузе, чем привлечь к финансовому донорству выпускников и почему учреждения культуры сомневаются, нужен ли им такой инструмент поддержки – в рамках совместной конференции ТГУ и благотворительного фонда Владимира Потанина представители академической и культурной среды обсудили актуальные вопросы развития фандрайзинга.

В беседе приняли участие генеральный директор фонда Оксана Орачева, президент ТГУ Георгий Майер, представители эндаумент-фондов ТГУ, ТУСУРа, СибГМУ и ТПУ, руководители музеев и театров Томска. Помимо обмена опытом по сбору средств в эндаумент-фонды и проведению целевых мероприятий, участники обсуждали и самый сложный для многих вопрос: как объяснить потенциальным донорам важность взносов в такие фонды? Обсуждение закончилось весьма продуктивно: участники решили консолидироваться и попробовать создать совместный фонд для учреждений культуры Томска. TSU.ru публикует выдержки из этого разговора.

Оксана Орачева, благотворительный фонд В. Потанина: – Давайте представим, что произойдет с Томском, если в нем не будет университета? А что произойдет с городом, если завтра в нем не будет краеведческого музея или театра? Когда мы думаем про эндаумент, в первую очередь отвечаем на вопрос о том, что мы хотим взять с собой в завтра. Не «где собрать денег?», а «что мы хотим оставить?», без чего мы не представляем себе город, или регион, или страну.

Мне кажется, что очень важно, когда мы говорим об эндаументе, все-таки все время отвечать на вопрос: а зачем он нам нужен? Явно не для того, чтобы собрать побольше денег, явно не для того, чтобы залатать дыры в бюджете. Что такого ценного есть в нашем сегодня, что точно должно жить завтра? И эта тема может объединить саму организацию, потому что фандрайзинг успешен тогда, когда все члены организации разделяют это убеждение. 
 

Организация должна создать такой внутренний климат, в котором все разделяют одну миссию, все понимают, что именно хотят сохранить. Вот мы получаем блестящий опыт, например во время учебы, и мы благодарны университету за те годы, которые в нем провели, выучились и благодаря чему смогли сделать карьеру. Или я благодарна городским организациям культуры, которые сделали и делают мою жизнь в этом городе интересной и разнообразной. И тогда у меня возникает потребность что-то отдать взамен.

Эндаумент – это целевой фонд, предназначенный, как правило, для финансирования организаций образования, медицины, культуры. Эндаумент наполняется преимущественно за счет благотворительных пожертвований. Фонд может инвестировать свои средства для получения дохода, но обязан направлять весь полученный доход в пользу организации, для которой был создан.

Кто жертвует больше всех

Оксана Орачева, благотворительный фонд В. Потанина: – Конечно, всегда радует, когда есть крупные доноры, которые готовы сразу вложиться, но большей частью мы все-таки ориентируемся на средние небольшие пожертвования, но постоянные. И это, кстати, особенность мировых традиций благотворительности: крупные корпоративные пожертвования занимают гораздо меньшую часть.

<…> Как показывает опыт, эндаументы собираются лучше как раз в период кризисов: потому что больше внимания этому уделяют, потому что всем понятно, что нужны деньги, и тогда начинают в это вкладываться. А когда все хорошо, думают, что все само как-то придет.

Мария Булыгина, эндаумент-фонд ТГУ: – Как в начале нашей деятельности категории дарителей сформировались, так они и сохранились на сегодняшний день. Большая часть дарителей в ТГУ – это физические лица, это все неравнодушные выпускники, горожане, сотрудники университета, родители студентов, сами студенты, и только 25% – юридические лица.

Самый большой эндаумент среди учреждений образования России – у Сколтеха, порядка 4,5 млрд. 

О популяризации эндаумента

Максим Чубик, эндаумент-фонд СибГМУ: – Сейчас мы развиваем такой творческий подход: что бы такое организовать, что подойдет именно нашему университету. У нас сильная преемственность поколений, потому что в медицине часто работают династиями, и поэтому выпускники наверняка должны чувствовать свою причастность, свою благодарность альма-матер, потому что их дети и внуки идут туда же учиться. Первый свой доход (он у нас, конечно, будет очень небольшой) мы, возможно, направим на какую-нибудь стипендиальную либо грантовую проектную программу, чтобы привлечь максимальное внимание. Нам важно, чтобы наши благотворители видели, куда пошли деньги, которые они нам направили, чтобы им тоже было интересно болеть за результат.

Мария Булыгина, эндаумент-фонд ТГУ: – Вопрос в том, как создать максимальный резонанс. На проект стипендиальной программы «Выпускник-2015» у нас было немного денег, мы понимали, что мы сможем выделить всего три стипендии. Задача была в том, чтобы студенты узнали об эндаумент-фонде ТГУ. Что мы делали? Мы пришли во все выпускные группы, рассказали им про целевой капитал и в итоге собрали массу заявок. Просто давать объявление о том, что запускается конкурс, бесполезно.

<…> В рамках программы поддержки Ботанического сада ТГУ на средства эндаумента произошло обновление рекреационной зоны: заложили новую экологическую тропу, установили новые беседки, поставили информационные указатели. Также был профинансирован дорогостоящий проект «Ограждение экосистем гидрологической территории» на территории ботсада на Мокрушина. Это важно, что результат хорошо виден, летом можно прогуляться и посмотреть.

<…> Сейчас у нас идет работа над издательством современной книги жертвователей. Там будет вписано каждое имя начиная с 2010 года. После того как будет заполнена эта красивая большая книга, мы ее передадим в Музей истории ТГУ.

Первопроходцами в установлении тесных связей с выпускниками и в организации фандрайзинга были четыре университета США, обладающие самыми большими эндаументами: Гарвард – 25 млрд долларов, Йель – 15 млрд долларов, Стэндфорд – 12 млрд долларов и Принстон – 12 млрд долларов.

Кому полезны целевые капиталы

Святослав Перехожев, Томский областной краеведческий музей: – Я действительно очень скептически отношусь к инструменту эндаумента в современной истории для учреждений культуры, но наш музей планирует этим заняться, потому что это некая коммуникационная политика. Это, возможно, позволит коллективу не только консолидироваться, но и вообще понять свою миссию. 

Михаил Овчинников, Газпромбанк:  – На самом деле крупные компании, если речь вести о них, безусловно, заинтересованы в том, чтобы формировать свой положительный имидж. И они также заинтересованы в том, чтобы с самого малого возраста до них доносилась информация о возможностях пополнения какого-нибудь эндаумент-фонда. При этом важно, чтобы об этом узнавали не непосредственно из первых уст (все знают, что ангажированная информация достаточно скептически воспринимается людьми, по большому счету ее игнорируют). Если хотим добиться формирования положительного имиджа, то для этого нужно работать вот с такими независимыми посредниками, которые могли бы эту информацию донести в более объективной форме и заинтересовать потенциальных жертвователей.

В какой-то мере в дальнейшем такая работа принесет дополнительные дивиденды для учреждений культуры, поскольку это будет означать, что к ним есть интерес не только со стороны государства или со стороны частных лиц, что будет только подтверждать востребованность их деятельности. Работа эта непростая, но всегда те люди, которые предлагают нестандартные решения, получают свой шанс.

Теория малых дел

Георгий Майер, президент ТГУ: – Мне показалась интересной идея о том, что совокупность каких-то маленьких проектов и целей может быть более эффективной, нежели какие-то глобальные планы. И я думаю, следует изучить возможность создания в Томске одного эндаумент-фонда, который бы ориентировался на департамент культуры в целом. Я думаю, что если юридически эту проблему можно решить, то есть смысл начать с одного эндаумент-фонда для таких вот учреждений. Для Томска эта задача решаемая, потому что если мы претендуем на статус культурной столицы Сибири, то таким образом можно учесть интересы всех сфер культуры.

Мария Булыгина, эндаумент-фонд ТГУ: – Всем, кто работает в этой сфере, надо следить за программой благотворительного фонда В. Потанина, которая не только дает ценные знания, но и вселяет уверенность и вообще формирует такой общий язык, на котором мы можем дальше коммуницировать и развивать наши фонды. Если будут предложения, мы можем выступить организаторами следующей встречи и продолжить общение на эту тему.